Главная страница

СЛОВА, СЛОВА, СЛОВА...
 
Сны Cеребряного Века


1. ПИСЬМЕНА БОГУ

2. ОХОТА НА ГОМОЗАВРА

3. РОМАНС

4. ВОЕННО-ПОЛЕВОЙ ДЖАЗОВЫЙ ШТАНДАРТ

5. ХАРОН

6. КАСТАНЕДОВСКИЕ СТРАДАНИЯ

7. СЕРЕБРЯНЫЙ ВЕК

8. ПО'ПУТНАЯ ПЕСНЯ

9. БОЖЕСТВЕННЫЕ СНЫ

10. РАСПИСНАЯ ПОИЗБЕНЬ

11. ПРОЗА МИРА

12. CROSS ROAD



ПИСЬМЕНА БОГУ


    Я опять в Резервации,
        я устал видеть сны -
Про свои инкарнации,
        где тела так тесны…
...Инженер Человеческих Крыш,
Времена Пресловутой Весны…

Как предавший - из преданных,
        я хотел видеть Рай…
Где ж те тридцать серебряных?..
        вот бы щас невзначай -
Дать бы на лапу дьяволу
Или богу на чай…

Резервация,
        Периферия Вселенной,
В материальных слоях,
        В тональности ля,
На планете Земля…

Здесь пахарь порхает на поле,
        а трахарь - к притону,
Мы всё дальше от Фрейда,
        но не ближе к Платону…
Жизнь между ног, между нот,
Между тоном и стоном…

Постовой перепутал с кокардою
        золото нимба
И хотел было честь мне отдать,
        как последняя нимфа…
…Токаря на токарище - бьются током
До первой лимфы…

Резервация,
        Периферия Вселенной,
В материальных слоях,
        В тональности ля,
На планете Земля…

А нас ждали у места зачатья как богонарод,
Но мы вышли как люди - как надо - сквозь задний проход…
Все решили, что мы экскремент, и махнули: "Сойдёт…"
Но, потом, приглядевшись, сказали: "Ну Ё………

В Резервацию,
        На Периферию Вселенной…
А попозже - пошлём эмисарра -
        Он всех их спасёт…"

Мы-то думали - мы пионеры,
А пришли в заповедные зоны…
Комиссионные Миссионеры,
Обизоневшие Робинзоны…

Прозу Мира - из уст изринь,
И под дозой ветров - увянь,
Окрови веки Вия в синь,
И Секс'тинской Капеллой грянь…

Коль имеешь силы - отринь
Этот мир. Он, наверное, дрянь…
Но на каждый Бездонный ИНЬ -
Здесь найдётся Безмерный ЯНЬ…

Ну, я кончил… Шли факсом мне сны…
Послесловие: Что-то долго молчишь…
…Времена Пресловутой Весны,
Инженер Человеческих Крыш…


10.10.1997 Санкт-Петербург



ОХОТА НА ГОМОЗАВРА
Рассказ Цесаревича Ананды об Охоте на ГомоЗавра в Среду


Реставрация старых стихов -
        ковырянье зализанных ран.
Это путь одряхлевших богов,
        это нити отпрянувших пран…

Мы пойдём по сыпучим пескам,
        побредём по текучей воде -
В дебри джунглей, где в Млечном Огне -
        был разрушен Сияющий Храм.

Где сидит безголовый Болван.
        Став на срез, очертившись чертой -
Мы сожжём наши карты и план
        и погрузимся в странный покой.

И мы сядем с тобой в этом круге
        на шею древнему богу -
Точно две надбровные дуги,
        изогнувшись под эгрегорным током…
Может быть, будет страшно до рвоты …
                Не отдавайся испугу.
Уже началась Охота -
                Не выходи из круга …

Будем ждать их на этой тропе.
        Может быть, через век, может - завтра -
К перебродившей воде -
        здесь пройдут стада ГомоЗавра.

Посмотри - всё меняется вне,
        пробуждаются, клацая, лярвы.
Да, Охота - она подобна войне,
        а тем более на ГомоЗавра.

Бьются крылья в тантрическом такте,
        и кружит средь проросших икон -
То ли земной птеродактиль,
        то ли Вселенский Дракон…

Вопроси его: "Что так узок наш круг?" -
        Он ответит, рыгнув на нас грязью:
"Если б бабочек было больше, чем мух -
        то все бы считали их мразью".

Не выходи из круга -
                Мы будем ждать ГомоЗавра…
Может, он явится завтра,
                А может, пройдёт Кали-Юга…

Проплывает ферритовый пенис,
        сея семя о земь на весу…
К нам подсел Астрал'ийский Туземец
        с жезлом Гермеса в носу.

В голове его - тараканы,
        над нимбом его - драконы,
Он сплетёт нам с тобою Арканы
        и протянет Копьё Закона.

Не выходи из круга -
                Мы будем ждать ГомоЗавра…
Может, он явится завтра,
                А может, пройдёт Кали-Юга…

Не выходи из круга -
                Но, устав ждать вечного "завтра",
Ты просишь меня как друга -
                Показать тебе ГомоЗавра…

И во мне - вдруг не станет отказа -
        за черту, шагнув с тупостью шудры,
И вдохнув хаотичные газы -
        я почувствую вонь своей шкуры.

Я почувствую жажду трехмерных,
        что известна мне лишь из преданий…
Как в моём позвоночнике мерно -
        прорастает Древо Желаний

Не выходи из круга -
                Видишь - я стал ГомоЗавром,
В моей плоти - дыры испуга,
                Через дыры - вгрызаются лярвы.

Не выходи из круга,
                оскопи копием мои чакры,
Чувствуешь, как неупруги
                стали они и чахлы…

Вот сейчас ГомоЗавр умрёт,
        осознав пораженье.
Загляни в его злые глаза -
        на своё отраженье -

Если ныне мы стали похожи,
        вдруг похожи с тобой друг на друга -
Сядь на фаллос копья, дальше что же…
        вышвырни тело из круга…

Мы вернёмся сюда, сняв на время небесные лавры,
                что бы в теле восстать уже в новом, сияющем круге,
И мы станем по капле давить из себя ГомоЗавра -
                чтоб закончить Охоту - хотя бы к концу Кали-Юги…



РОМАНС


Отвари потихоньку калитку,
Брось в отвар и имбирь, и мускат…
Я пойду в ожиданье в кибитку,
Стану томно смотреть на закат…

Ты пришёл ко мне графом гишпанским,
Ты ворвался ко мне на коне,
Ты привёз ананасы в шампанском,
И истину в кислом вине.

Как стояли, маня, кренделябры,
Свечи плыли, ответно… маня…
Ты отвар варил варвар коварный,
Ты похитил любовъ у меня…

Ныне осень стриптизно-голима,
И в полях вымирает урюк,
И мухи курлычущим клином -
Летят, улыбаясь, на юг…



ВОЕННО-ПОЛЕВОЙ ДЖАЗОВЫЙ ШТАНДАРТ


    Век скончался… Я взглянул в отраженье.
Не увидел лица из-за рун…
Взял гитару, собрал снаряженье,
Зарядил девять меченых струн…

Небо снова пошло на сниженье…
Удивляясь, что я ещё цел,
Под подземными залпами "на пораженье"
Я стал ладить лады и прицел…

Ты проснулась… Ты сказала: "…Не надо…
Там чужая война… а нам придёт ещё час…"
Но я чувствую - мне рушит ритм канонада,
А я так хотел поиграть ещё Джаз…

Я слепее слепых - к строевой, знать, не годен,
Государственный Ужас Госстрахом пленит мои сны…
Может, в Поле я не один, и, быть может, - не воин…
(Может, я не один и не в Поле, и, может, - не воин…)
Может быть, я штабной летописец Вселенской Войны.

И, блеснув летним льдом из-под бледного пледа,
Ты плеснула водой в мой невидящий глаз.
И я канул в многоводной реке, та река звалась Лета -
Я плыл в гуще Войны, пожиная свой Джаз…

И строчит шифрограмму Адити,
Что идёт то ли смрад, то ли сброд, -
Это мощи рабов Нефертити -
Собираются в ратный поход…

Кто-то спел в ритме марша Осанну,
Сдвинув каски, сжав нимбы в руках,
В небесах залегли Партизаны,
Окопавшись в своих облаках.

Потушивши огни на крылах, Ангел плыл Истребитель -
Он пикировал к телу Земли, сквозь озонный экран.
Вышел мальчик Амур, бесполезный воитель,
И одною стрелою взял его на таран…

О, борьба стылым смехом со страхом военного Ада …
Пусть сие будет Джаз, ибо правда ранимо-больна.
Пусть все, кто не слышит, как рушит их мозг канонада -
Не боятся того, что страшнее, чем просто война…

И я понял - здесь нет никого за плечами -
У них будет свой Джаз, здесь им - не до игры…
И слепой воин тупыми мечами -
В щепки крошит свои же Миры.

Он, как Эдип, - заблудился в Колонах,
Где золотые ослы тешат лис,
Где под статуей Аполлона -
Приседая, "творит" Дионис…

А мы с тобою играем в свой Джаз… может быть, так и надо…
Мы пока выбираем - чья где сторона.
Нам почти не слышна канонада,
Но мы-то знаем, что где-то Война…


Конец ХХ Века      З е м л я



ХАРОН


    Сумрачно… Сквозь канальную дрожь -
Судорожно пробирается дождь.
Кто-то в центре воды -
        под хитон прячет нож…

Целая вечность воды,
Белые пены плоды.
Кто-то встретит мой взгляд
        с борта чёрной ладьи.

Хей, Гондольеро!
Я плачу свои семь бессмертных строк…
Щедрость без меры - лишь бы до зари -
Стать на берег Рок…

Южные глаза из капюшона,
        мне лицо обшарив,
                бликом улыбнулись в ответ.
И прибоя тени,
        раздробясь, отражали -
                век усталых призрачный свет.
В плесень укрыто
        Эхо гранита:
                "Si, Signore..."

С блесками - сказка - во зло…
Плесками лаская весло -
Чёлн несло между звёзд,
        острогрудых венцов…
С плачем пантеры -
Вскользь ладья впилась в вязкий горизонт.

" Хей, Гондольеро,
Обождите час, я плачу за всё…"
Талия весла лазурно
        зримо тлела в гибких,
                грациозных руках…
Преломив его
        о левое колено,
                Он с улыбкой отрясает прах:
        "No, Signore..."

На краю Вод и Небес -
Отдаю плату за въезд -
Здесь любую из Муз -
        оценяют на вес…

" Хей, Гондольеро,
Не хватает строк - высока цена…
Следующей Эрой -
Я тебе свой долг - возмещу сполна".

И в ответ был хохот,
        задувающий звёзды,
                океан был им заглушён,
И, отрикошетясь
        от небесной коросты,
        вихрь сорвал с главы капюшон…
"Basta, Signore..."

Правою дланью - за нож.
Правдою - данью за ложь,
Отчего не уйдёшь -
        в мозжечковую дрожь…

" …Послушай, если звёзды умирают -
значит, это Кому-Нибудь нужно… А?.."


1993-1995 Санкт-Петербург – Венеция



КАСТАНЕДОВСКИЕ СТРАДАНИЯ,
или Серенада Одинокого Нагуаля


    Спят Гренада, Бобруйск и Севилья,
Только я, кабальеро, не сплю.
Я в прикиде сегодня цивильном,
Под сомбрером, с гитаром - пою:

"Выйди, выйди, о Бэла Дона, до ветру,
На свой хрупкий, непрочный балкон!
Да не Дон Жуан я и не буйный Дон Педро,
А напротив - Совсем Тихий Дон…

Пейотль на твоём окне!..
Но я чую - ты не прешься по мне …
И вот, всё это чуя, -
        бард-року замочу я!
Пейотль на твоём окне!..

В этом доме я, видимо, лишний -
На стенах - мужиков, словно мух…
Харя в раме, наверное, Кришна,
А налево висят - Микки Маус и Микки ХиРург…

Пейотль на твоём окне!..
Я чую - это дело по мне.
И вот, всё это чуя,
        к тебе скорей лечу я.
Пейотль на твоём окне!..

А я спрошу: "Ну, кто ж живёт в твоих грёзах,
Рыцарь в латах, иль знойный корсар?"
А ты ответишь, сломавши берёзу:
"Брюс Ли и ХулиО Картасар!"

Пейотль на твоём окне!..
Я чую - это дело по мне…
И вот, всё это чуя,
        как круто вдруг торчу я.
Пейотль на твоём окне!..
                О’Е-Е-Е!


Санкт-Петербург 1995



СЕРЕБРЯНЫЙ ВЕК


    Архитектура пустынь,
где всё мрёт,
а трава жарится…
Я засеян в поднебесную синь,
и меня прёт -
от раба - до жреца…

Полукровка и полудурок, без рода, без веры -
я бы мог рассказать,
но не знал столько слов…
Получерный и полубелый -
я мог только взирать
на экран своих снов.

Я в жару оживал лишь во снах
от живительной дрожи -
Я был тот же,
но только обтянут серебряной кожей…
И Серебряный Шар
совершал вкруг меня орошающий бег.
Я вжимался в него отраженьем
серебряных век…

Белые люди повесили цепь…
дали двигать мне палкой -
сказали "весло"…
Много качает.
Пища лезет обратно.
Я подумал: " Не повезло…"

Мои сны - моя крепость
с мирами миражными схожи…
Я кого-то здесь ждал -
Он был тоже с серебряной кожей.
Может, Он Джин из Джанны,
а может, он был человек.
Его имя звучало, похоже -
"Серебряный Век".

Галерная аллергия…
большие дыры колодок… ноги худые.
Злой Человек с Палкой - спит…
Большая Вода…
Надо двигать руками.
Вижу - земля… называется … Крит…

Я б лежал в рыжей жиже желаний
жиреющей рожей -
Если б раньше не жил в этом Шаре
с Серебряной Кожей.
Я сжимал губы жажды
в бурунах грубеющих рек -
Ожидая, что там, за порогом, -
Серебряный Век…

Я лежал на песке.
Человек добрый, в красивой одежде -
он не сделал мне зло…
Он дал много вкусной пищи…
Сказал: "Будешь жертвой…"
Я подумал: "Мне повезло".

Он привёз в большое селение.
Учил драться оружием в круге -
называется "Рим".
Он сказал, что я буду драться.
Я сказал "Я - воин! "
Он сказал: "Завтра … узрим…"

А ночами ножи разжимались
и жались на ножное ложе…
И Серебряный Шар, жав в ребро,
обнажал серебро бренной кожи…
Я бежал по меже -
между душ, шедших с неба, как снег -
Меня ждал, разжигая в ладонях свой ладан,
Серебряный Век…

Там, где края круга, -
много красивых людей.
Болит голова.
Меня хотят убить воины.
Я убил три.
И ещё… два.

Подходит Нуби.
Он хороший.
Не хочу убить.
Я выбил нож.
Я улыбаюсь.
Хочется пить.

Он бьёт. Я упал.
Красивые люди тычут толстые пальцы вниз -
вместо слов.
Нуби втыкает короткий меч.
Много боли.
Я подумал, что я ПОДУМАЛ: "Мне Повезло…"

Сон прошёл... Жёлтый жар… Я лечу…
Это золото, Боже!!!
И я в свете его отражаюсь
серебряной кожей…
И Он скажет мне, пряча улыбку
в прикрытии век:
"Ты кого-то искал?.. Ну так здравствуй,
Серебряный Век…"



ПО'ПУТНАЯ ПЕСНЯ


    Поезд в Новый Свет уходит в тринадцать часов…
Поезд на Тот Свет отходит в тринадцать часов…
И он ждёт пассажиров своих на запасном пути,
Где стоял бронепоезд, списанный ныне в утиль…

Я поднялся чуть свет, чтоб успеть на Успенский Вокзал,
Запихал в саквояж - всё, что пел, что играл и писал.
Со всем этим добром я ввалился в кассовый зал,
Но крылатый нимбастый Кассир в матюгальник сказал:

"Поезд в Новый Свет уходит налегке на вираж,
И места лишь для тех, кто раздал на земле свой багаж…
В грузовом у нас Мёртвые Души - и то балласт,
А Живых Трупов не возим… Ступай, старичок… Бог подаст…"

…Веселится и ликует,
        веселится и ликует -
                православный весь народ…

Я рванул на перрон, не желая ждать лучшей поры.
Поезд замер на старте, в котлах разводили пары.
Я отбросил багаж - наплевать - лишь бы кто бы подвёз…
А на колёсах Сансары скрипел и пыхтел паровоз…

…Одноногий Корсар-Машинист из горла пьёт Шабли,
Третий глаз перевязан, на шее - обрывок петли,
И вперёд глядят остальные, живые глаза,
Но он настолько косой, что видит одни Небеса…

И я лёг на путях, как подбитый зениткой Икар.
Надо мною склонился рогатый старик-Кочегар,
Подмигнул: "Что, Каренин, не светит тебе ни шиша?..
Хочешь - в топке поедем?.. а мне за халтуру - Душа…"

И пошёл я прочь, солнцем палимый… Ах, знать, не дано…
Но в последнем вагоне увидел открытым окно
И пустое купе! Я сказал себе: "Чадо, дерзай!.."
И залез… Поезд тронулся с криком "Банзай!!!"

Всё быстрее, шибче воли,
        поезд мчится в чистом поле…
                Вместе с Полем!!!

Но вошёл Контролёр - козлоногий, безрогий, рябой…
Я пытался хохмить и сказал: " У меня проездной."
Тут он мне скомпостировал мозг, я согнулся от ран…
Он сказал: "Тело сдай в морозильник, в вагон-ресторан…"

А потом усмехнулся: "С билетом, я вижу, голяк…
Ты, мой друг, не халявщик, а гнусный некроманьяк!..
Не… тут живчики были… там, Данте иль тот же Орфей…
Ну, те хотя бы по бабам, а ты-то куда, Одиссей?.."

Меня сняли с экспресса перед самым въездом в тоннель,
И Таможник потребовал "справку о смерти и цель…"
Наконец опознал, хмыкнул в бороду, звякнул Ключом,
Сдвинул скалы плечом и сделал вид, что он здесь ни при чём…

Ровно в полночь, вернувшись по шпалам, я закончил вояж,
На пустынном перроне стоял мой нажитый багаж…
Мне успеть бы раздать эти ноты и соты из слов…
…Завтра поезд в Новый Свет - в тринадцать часов…


апрель 1997 Санкт-Петербург



БОЖЕСТВЕННЫЕ СНЫ


    Видишь - на небе дыры…
Свет через них - глянец…
От Сотворенья Мира
Спит у камина Старец…

Он не допил амбру,
Он не задул свечи,
И на рог Минотавра
Сбросил свой нимб вечный…

Мы в его снах сосуды,
Тара для аватары…
Груды разбитой посуды -
Это его кошмары…

Жмёт аватарная кость,
Жжёт праной - тару насквозь…
Вкось - Планетарная Ось -
        износился ментал…
Я, полустёртый на Дне,
В действе, в Божественном Сне -
Вирус, внесённый извне…
        выход мой - на финал…

Моё имя не писано в рунах…
Я усталый, уснувший гепард.
Так потеряй меня в маковых джунглях,
На нервной почве острова Арт…

Снится Ему Слово,
Слово висит на древе.
Снится Ему снова -
Словно бы Он в чреве.

В чреве чревато-тесно,
Точно в пустом трюме…
Снится Отец Небесный,
Снится, что он умер…

Слёзы со сном мешая,
Сожмёт Он мохнатой лапой -
Полый звенящий шарик,
Дар, сотворённый Папой…

Стало от слёз сыро…
Плавно в подпольный омут -
Свет утекает в дыры,
Дует сквозь дыры холод…

Бродит Космический Бомж,
Точит Кармический Нож,
Скачет комически вошь
        на седой бороде…
О, предрассветная дрожь…
Видишь, как множится Ложь -
Нимб человеческих кож -
        на святой голове…

Я устал в Твоих снах быть изгоем Любви, вне Закона,
Ощущать механическим щупальцем мир Твоих чувств
Мой морщинистый Спрут переполнен… Верни мне Корону…
Я открою для Нового Слова объятия уст…

Снится ему крестик
Двух параллельных линий…
Что-то в руке треснет.
Ляжет ЯНтарный ИНий…

Он, задрожав, согнувшись,
Уткнувшись лицом в подушку,
Так и не проснувшись,
Уронит из рук Погремушку…

Треснула твердь игрушки…
Нету картины Мира.
Ядрышки Погремушки -
Падают через дыры…

…Угли едва тлеют…
…Свечи едва светят…
Кто же теперь склеит
Две половинки эти…

Мы пока что распяты на мнимо-реальной тоске,
На Воздушной Огонии Водно-Земного Эфира,
Пока крылатые дети Его в прибрежном песке -
Играют в сотворение Мира…


01.12.1998 Санкт-Петербург



РАСПИСНАЯ ПОИЗБЕНЬ


Якову Соколову (Якобы Я-Хе)


Да утолит наши голоды Рожь Скоморошия,
Да напоит хлябью неба Русалочья Кровь.
Ой, мы калики с тобой перехожие,
Вышли давно - искать рифму на слово "Любовь"

Мы в Тридевятых хоромах, смрад лупит нас по носу…
Не размахнуться крылами, знать, стены узки.
Их коридоры - тебе, брат, - не взлётные полосы…
А, коли, взлетишь - станешь нимбом считать косяки.

Ой, да темна та Изба, на куриных на ножках,
Окон-дверей не видать, а внутрях идёт пир…
Может, кому - дырка вниз - это выход в окошко.
Сам-то смекаешь - Избушка, похоже, сортир.

Ой, ты Рожь Скоморошия,
Ой, да Русалочья Кровь…
Глянь-ка окрест - рожи все перекошены…
Видно, не ведают рифмы на слово "Любовь".

Хочешь им спеть - притворися последним холопом -
Глянь, и одарят, коль в голову вдарит моча -
Может, вином, может, колом осиновым в жопу,
Может, заблёванной шубой с царёва плеча…

Да не толкуй про Сварога, Христа али РаДугу…
Им бы - насрать у порога да в койку - без снов.
Мёд протечёт по усам, а усвоится патока…
Пускай им иконы малюет Илья Грызунов…

Ой, ты Рожь Скоморошия,
Ой, да Русалочья Кровь…
Глянь наперёд - все пути запорошены.
Нету толковой здесь рифмы на слово "Любовь"…

Остерегись пресыщением пивом да хлебом -
Это для них "причащение" - рот да лобок…
Нам-то, конечно, оно - Деревянное Небо,
Ну а кому-то оно - до сих пор - потолок.

Да ты вспомни, что ищем… На связках твоих узелочек,
А в горле комок - оттого что попали в кабак.
…Нету пилы-топора… есть один надфилёчек.
Ох, по приколу - пилить этот лаз на Чердак.

Ой, ты Дубовое Небо… спасибо - не в клеточку…
Сломана пилочка, руки в крови до ушей.
Или теперь проскребёмся ногтями по щепочке,
Или в сией Поизбени - накормим мышей…

Но ты слышишь - над нами колышется Рожь Скоморошия,
Чуешь - под нами бушует Русалочья Кровь…
Бродит в Чердаке Домовой, позабытый, заброшенный,
Он-то, авось, знает рифму на слово "Любовь".

Ой, ты Рожь Скоморошия,
Ой, да Русалочья Кровь…
А ежели там, аки здесь - всё по-нехорошему -
…Поднатужимся - Крышу свернём… там уж точно -
Рифма сияет на СЛОВО …


09.12.1998 Санкт-Петербург



ПРОЗА МИРА (Б'анальная История)


…Прилетели… Под нами граница…
Эти двое внизу - меня ждут.
А ты стебись не стебись, а я почти что рогатая птица,
На фига мне, козлу, парашют…

Ей, ямщик, не гони… тормози - тебе ниже опасно,
А то свинтит Астральный Полис.
…Я пошёл… Будь на связи… всё ясно…
Начинаю движение вниз…

…Всё нормально, приём… Я в утробе,
Мой Носитель - чудесный малыш…
… Тут толчки начинаются, вроде…
… Продолжаю движение вниз…

… Вышел я так себе… без рогов, без крылов… но прикольно…
Посмотрел - кто же эти мутанты, зачавшие плоть…
Пусть тебе вечно снятся в кошмарах две морды довольных!..
… Пролетаю над попадаловом, как над водами Господь …

… Мне три года… Приём… Ты был, видно, в хламиду, Монада -
Ты же кинул меня, ты же сбросил меня в иной свет!
Быт - не быт - вот "вопрос"… О, Афина-Паллада!..
У них больше ничего нет …

Они любят меня так, как могут,
Они учат меня выжить Здесь…
… Когда Они мне сломали Приёмник -
Я стал забывать, кто я есмь…

…SOS!.. Приём, дай мне знак, если слышишь…
Двадцать лет я смотрю странно ввысь.
… Я почти как Они, я стараюсь стать ниже -
Продолжаю движение вниз…

Я смеюсь адекватно и больше не плачу,
Когда вижу на небе хвосты от комет…
А вчера научился быть злым и разбил Передатчик…
… И подумал о том, что Тебя вовсе нет…

Я постиг все законы и стал обеспечен,
Моя жизнь удалась - я взял нужный билет…
Я уже сатанею - я вочеловечен…
… У меня больше ничего нет…

Я теперь уже вижу иначе.
Я здоров. Мне уже сорок лет…
А вчера я выкидывал хлам и нашёл Передатчик…
Да и х... с ним… Ведь меня больше нет …


13 ноября 1997 Санкт-Петербург



CROSS ROAD


    ...Ну, вот и дошли - Cross Road…
Ты будешь на нём распят...
И Божий Дар на губке подаст тебе Воланд, -
Ты станешь - пить этот яд...

И в последнем приюте, бездомный, -
Ты будешь смертельно юн,
Как твой монумент надгробный,
Отлитый из бронзовых струн...

Ты желал того сам и привил себе эту "заразу"...
Только знай: "сказок ложь" - это Изыск Искусств:
Здесь направо пойдёшь - и зайдёт ум за разум,
А налево - и будешь без чувств…

Но Некто - снёс камень с развилки,
И бросил в чужие миры…
Вишневого Ада картинки:
Люди-звери, орлы-куропатки… звук рваной струны…

В Раме Мира, как лиры -
        ряды параллельных ролей, -
Наши бюсты безмолвно стоят
        средь лиловых алей...
Нам не сделали руки,
        нас звуки тиранят, как плеть…
Но нам каменных уст не разъять,
        не сыграть и не спеть…

Передатчик подоблачной сферы,
Переводчик в подземной войне -
Ты слышишь Стихи Люцифера,
И Музыку Бога - извне…

И, пытаясь поднять хоть на йоту жующее стадо,-
Ты бросаешь свой бисер - под их накопыченый шуз…
Ты, - Диалог Между Небом и Адом…
Тебя позже - назвали "БЛЮЗ".

Мы ступили в Крестово-Червово-
        Червивый Поход.
Наш блюститель по Блюзу -
        по следу за нами идёт.
Он спасёт наши туши,
        а души возьмёт под залог,
И пришлёт Триумфальную Барку -
        для каждого в срок.

Нам не нужно мечей - мы владеем и Словом, и Звуком.
Только чаще мы раним себя и кричим от тоски.
Наши души заходят в небесные сферы без стука -
Мы прошли Рубикон, за собою сжигая мозги…

Поднимаешь шлагбаум Шамбалы - и кровь твоя стынет…
Видишь - двери Небесного Храма закрыты извне…
Только Глас Поющих в Пустыне -
Как скрипичный ключ на кирпичной стене.

Перекрести меня заново
        заревом загнанных ног,
Иоанн Скреститель
        и Разветвитель дорог…
Мы стали крестами,
        касаясь устами Табу…
И Ева в костюме Адама… -
        нас видит в гробу…

…Ну, вот… позади CrossRoad…
Распятье прошло успешно, и труп уже снят…
Из кубка губки, вкусивши уксуса холод,
Ты, узревши Единого, - выдержал Взгляд…

Так входи!… уже Время не властно… А о прошлом - не надо:
Там ты остался всё так же юн,
Как Диалог Между Небом и Адом,
Отлитый из бронзовых струн…