Главная страница

СЛОВА, СЛОВА, СЛОВА...
 
Театр Санкт-Питер'Брук


1. ГОНКИ ПО ДИАГОНАЛИ (ЗВЕЗДОПАД)

2. ГОЛОВА ПРОФЕССОРА ИСКАРИОТА

3. РАЗБИТАЯ ФЛЕЙТА

4. ПОЛ'ИАДА АЛЕКС'ЕЯ

5. КОЛЫБЕЛЬНАЯ

6. БОЖЕСТВЕННАЯ КОМЕДИЯ

7. СОЛО ДЛЯ ТРУБЫ С АРЕСТОМ

8. ОБОЙДЁННЫЕ БОГОМ

9. ТЫСЯЧА ВТОРАЯ ША'ХЕРЕ'ЗАДСКАЯ

10. МОЛИТВА

11. МАДАМ

12. СЕРЫЙ ЗВЕРЬ

13. АВТОНЕКРОЛОГИЯ

14. ЧЁРНАЯ МЕССА

15. СЕРЕНАДА ГЕФСИМАНСКОЙ ДОЛИНЫ

16. ТРИУМФАЛЬНЫЙ ГИМН ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

17. ТЕАТР САНКТ-ПИТЕР'БРУК



Гонки По Диагонали (ЗВЕЗДОПАД)


    Звёзды падали… падали.
Я не видел вовек столько падали…
А ведь душами ушлыми -
Были наши глаза притушены…

Ночью - в клочья -
        рвётся мозга кора,
Точно врач твой -
        смачно шепчет: "…Пора -

Приколись сном,
Обратись льдом
        на игле у Вечности.
Видишь ли Лик?
Суперстар’ик,
        поплевав на пальцы, гасит свечи…"

На полотнах ли у Дали,
Или в глубине голубой дали –
Реет рой нирван взорванный,
Грудью Райских Ран рьяно вскормленный…

Сизой визой -
        дымкой дышит шиза,
King Size сфинкса
        долбит лбом небеса…

Не ломай кайф…
Путь на Рай - вплавь,
        на поток утопии.
Ты ещё жив,
Отыщи риф,
        кровь испей, как вопиющий опий…

Коли так - коли… утоли…
Кармы Ада ли - камнем канули?..
Лоск и соль Земли - отдали,
Целовали лишь то, что продали.

Крейзи в пьесе
        сумасбродных богов,
Бредни мессий
        терпит раб из рабов.

Господа план
Вам в уста дан -
        для самозабвения.
Косяком прёт
Ангелов слёт -
        на Шабаш вкусить Звездопадение…

… И звёзды падали… падали.
… На полотнах ли у Дали…
… Дани не дали, да и надо ли?...
… Коли так - коли… утоли…

… Громы премогли - гордо ли?...
… Трон лжекороли тронули,
Подлой падали, Аду ли,
Утлой удали, да и задали.

Манну на мели - кровью развели,
Резной зоб Земли - мазой замоли…
Кто не предали - запили в пыли…
Слышишь, Господи?..
        Тело сделал ли?..
                …Отвали…


сентябрь 1990 Санкт-Петербург



ГОЛОВА ПРОФЕССОРА ИСКАРИОТА
(Второе Пришествие)


С головой Иуды
        на плечах Христа,
Он пришёл к полудню -
        отыскать уста.

Омывали ноги
        крови ста дорог,
И взывал убогий:
        "Кто здесь будет Бог?.."

Кто-то Крылатый шепнул: "Старик,
                                                            рано -
Не засочится от губ твоих
                                           рана…"

И пришелец горный
Корчился в пыли,
И хрипел на горле:
"…Зомби отзови…"

Кто-то Незрительный за спиной,
                                                строгий,
Бросил презрительно отзыв свой:
                                                "…Крови!.."
Из пыли воспрянув,
Хрипами скрипя,
Плёлся, точно пьяный,
Целовать себя…

- Заклинаю тебя Веком Проклятым,
Не узнай меня, Народ Призванный!
Клевещи на меня с веком поднятым,
Чтобы жил - не жил, а был при смерти…
Загнивая, метался б непонятым,
Да не признанным, даже под тризною,
Загребая золу, чтоб изгоем был,
И был горд лишь Небесной Отчизною!..

Оглохшие звонари
        чувствуют звук на глаз,
Вместо нотной строки -
        и к о н о с т а с…
Это же мой храм -
        делаю, что хочу,
За целованье сам -
        себе заплачу…

Узы язычества - зычны на языке…
Губы губящие, трещины грубые…
Убыли прибыли. Во поле налегке -
Нищие да в рубище - зомби беззубые…
Снова займётся Любовь, сколько ни трави -
Равви… Катарсис… Катар… Катастрофа…
Вскроется прыщ на лице молодой Земли -
Там приколите табличку "Голгофа"…

Оглохшие звонари
        чувствуют звук на глаз.
А я на своей крови -
        сам-себе Спас…
Это же мой храм.
        Дай, затушу свечу,
Руки на крест себе сам
        п р и к о л о ч у…

И он жив, как чудо,
Тенью от креста -
С Разумом Иуды,
С Сердцем от Христа…


январь 1989 Москва - Санкт-Петербург



РАЗБИТАЯ ФЛЕЙТА


    Разбитой Флейтой стонет вечер…
Она рисует на стене.
Виденья Ей объяли плечи.
Она утопит боль в вине.

Рука напишет неумело,
О чём Ей шепчут, чуть дыша,
И не загубленное тело,
И не спасенная Душа…

И чёрный штрих Её так тонок…
Она твердит про "Дочерь Тьмы"…
Но в сердце у Неё - ребёнок
И храм Любви и Чистоты.

И яркий свет в святых ладонях -
Решит проблемы бытия,
И стены растворятся в стоне -
Она уходит в бездну дня…

Разбитой Флейтой стонет вечер,
Она рисует на стене…
Что делать, если больше нечем -
Взывать к Христу и Сатане…


1987 Петропавловск



ПОЛ'ИАДА АЛЕКС'ЕЯ


…Муза, воспой дифирамбом
славного мужа, который…
Гомер "Илиада"


    Я живу для потом, для потомков потопа,
Я с обугленным ртом, с одноглазьем циклопа
Как всевидящий - нем, как немой - ненавидим,
И мой брат Полифем говорит мне: "Изыди!.."

Я изыду, как змей, по-титании тихо,
Поглазеть апогей у последнего рифа,
Где в ожерелье мелей, с ожиреньем кастрата -
Адмирал Одиссей, обезглазивший брата…

        О, Сапфо на софе -
Она любит моих многоличенных Муз.
        О, я пройду по воде,
Но Нептун заметёт мне следы -
        Я сюда не вернусь.

Я прогрыз материк - от Эллады к Аиду,
Где рогатый парик надевал на корриду.
И обрубки колёс Минотавровой шеи -
Хохотали до слёз над папашей Тезея.

Я бродил по золе, пятки стылые грея,
Там, где лишь на заре просыпалась Помпея,
Где я выше взлетал, чем Икар и Овидий,
И Сократа астрал я стократно предвидел…

        О, прима лесбосских фей,
Она хочет моих многоличенных Муз.
        О да, я жил средь людей,
Но то время, как бремя, прошло -
        Я утратил к ним вкус…

В поле мегаполис, над ним вьётся Белый Аист, испуская запах Джина…
На авось, с авоськой, и в калошах, и в кашне стоит бомжина,
Сед, хайраст, неприятен, как Джина Лоллобриджида,
Это дядя Гомер, и он скажет, отпив из кувшина:

"Ручку мне позолоти - спою, что было и что будет,
Молодым и я рубил бард-and-рок, башкою в бубен.
Ну а ныне - пророк, мой маразм, как оргазмы Орфея,
И Фортуну чуток, про рок - приоткрою тебе я:

        Словно Феба сапфир - Сапфо на софе,
Она будет с тобой до гранитовых уз.
        Зри нефрита эфир - в рифо-фобной строфе,
Попытайся понять и поднять
        Мой оракульский груз:

У Адама дама раздобыла ребро, и он - даун…
Жёлтые джазмены, ужираясь в умат, вопят "Мао!!!"
Прикоснись к косе прекрасной дамы, назови её "Frau"
Если скажет вдруг "I need you..." - отвечать надо "Now!!!"…"

И оракул икнул, и мелькнул, уносимый пургою…
… Я проснулся в поту и пошёл к водопою…

Там, где нёбо неба чешут руки
Ростральных раненых колонн -
Я пою от боли и от скуки,
Предвкушая погребальный звон:

"У Адама дама раздобыла ребро, и он - даун…
Жёлтые джазмены, ужираясь в умат, вопят "Мао!!!"
Прикоснись к косе прекрасной дамы, назови её "Frau"
А, если спросит "Когда?" - отвечать надо "Now!!!"…"


1993 Санкт-Петербург



КОЛЫБЕЛЬНАЯ


…Найдёшь и у пророка слово,
Но лучше слово у немого
и ярче краска у слепца…
Когда отыскан угол зренья
И ты в полёте озаренья -
собой угадан до конца…
Арсений Тарковский


    Тёмной порой
В город ночной
Входит неслышно
Карлик слепой,

Бродит с улыбкой,
С мёртвою Скрипкой…
Скрипка владеет
Одною струной.

В воздухе зыбком
Плачется Скрипка.
Рот ей закроет
Карлик рукой…

"Сонный покой -
Не беспокой, -
Шепчет ей в ухо
Карлик слепой, -

В городе Спящих -
Нищих, незрячих -
Ты не пробудишь.
Лучше не пой…"

И на мгновенье
Взором горячим
Город окинул
Вечный Немой.


1987 Санкт-Петербург



БОЖЕСТВЕННАЯ КОМЕДИЯ


…Земной свой путь, пройдя до половины -
Я очутился в сумрачном лесу…
Данте Алигьери


    Где у вас Дорога на Рай?
Я сходил бы, хоть и не надо мне,
И рассказ на горке Синай -
Моисею вновь повторил вдвойне…
                под хохот Извне…

Где у вас Дорога на Ад?
Как Калигула - въеду на коне,
Пара фраз… и Ада сенат
Убедится сам, что я жил в огне
                ещё на Земле.

        …Ранга неброского,
Плоти облик не в счёт,
        Ангелов Господа -
Бил всегда только в лёт.

У р и я !!!
        Это я …
Я пришёл взять ордер на смерть
        богов планеты Земля.

Где у вас Дорога на Рай?
Где Жлобьё-с-Ключём-от-Святых-Дверей?
Щуря глаз, шепну я: "Отдай
Трижды до зари - парочку ключей…
                …или звать палачей?..

Где у вас дорога наВерх?..
Впрочем, лучше Вниз… да, наплевать, куда…
Небеса коробит мой смех,
И я крикну "Бис!!!" перед Днём Суда…
                …А цветы - для Христа…

        Круто закручено,
Господин Режиссёр!
        Пешкой обученной -
Стал премьерный Актёр…

Ну, как Иисус?
        …как крови вкус?..
Он в Земном пасьянсе афёр -
        Крестовый Козырной Туз.

Где у вас Дорога на Смерть?
Я устал уже, мне пора Домой.
В сотый раз - тошно смотреть,
Как вы в неглиже тешитесь сумой…
                О-о-о-й!

Где у вас Дорога на Бой?..
Да я нашёл пути… упреди Его…
Пробил час, и бывший изгой -
На Земной плоти сеет перелом -
                Духовным Трудом.

        Преисподняя
Под названьем Земля,
        Преисполнена
Ядом язва ея…

Ада край…
        Адонай!!!
Я уже иду, кто предо мной, посторонись,
        Дай…
                Дорогу на Рай!


1987 Санкт-Петербург



СОЛО ДЛЯ ТРУБЫ С АРЕСТОМ
(Портрет Сальвадора Дали)


    Его дело - труба…
        он играет на ней.
Липко-гибкие губы
        на гранулах дней…
И на люках танцует
        костлявый плебей,
Пятиногий, нагой,
        грязный Глюк-Лицедей.

        Мастурбатор,
                Мастер Трубы…
Дрожь в теле -
        to be or not to be...
Рот в пене -
        труби, урод, труби…

Точечный ток -
        бьёт в усатый висок,
Он игрок, он кропит на кон
        каноничный гормон.
Код - в кладезе нот…
        Преданный плод -
Породит одиозный тон -
        в кантиленный музон…

        Мастурбатор -
                Стрёмный Батыр…
Пляс сабель -
        Писец, башка - секир…

Хип, лох и Аллах,
        скрыв крылья в горбах,
Охренело следят за ним.
        Он для них - Херувим.
Как джаз мен Мендельсон,
        в духовой Иерихон -
Он трубит, сотрясая Рим,
        в драйве зонгов незрим…

        Мастурбатор,
                Батальный Масон…
Три torros -
        Бизе, Хосе, бизон…

Он раб - его дело - труба… Он рад - его тело - тропа,
Воскресая в себе - самом, он совсем невесом.
Лох, возлюбивший себя… Бог, вострубивший любя…
Близорукий лазурный зуд… Бесо-звученный блуд …

        Мастурбатор,
                Тормоз Турбин…
Звон меди - труби, урод, труби…
        Go, Ledi...
                to be or not to be...


1998 Москва



ОБОЙДЁННЫЕ БОГОМ


    Обойдённые Богом не рвутся на бой,
Им достаточно пить и молиться…
Им бы только найти ваших глаз аналой
И лицом в этот камень разбиться.

Обойдённые Богом -
        потеряли дорогу,
У порога острога -
        упираются рогом.
Но их много...
        О, как же их много,
                Обойдённых Богом…

Обойдённые Богом устали от ран,
Им ли думать о лучшей карьере.
Даже буря в стакане - уже ураган -
Для Ста Тысяч Влюблённых Сальери…

Обойдённые Богом -
        потеряли дорогу,
У порога острога -
        упираются рогом.
Но их много ...
        О, как же их много,
                Обойдённых Богом…


1983 Москва



ТЫСЯЧА ВТОРАЯ ША'ХЕРЕ'ЗАДСКАЯ
(восточная боевая приходная песня)


    Мой знакомый имам -
По пути на Глядишь-Видишь-Хер,
В такт сыпучим пескам,
Мне поведал легенду Шумер,

Как в вехи древние старый Шайтан,
Шёл, как мы, на Глядишь-Видишь-Хер,
И Аллах, всем шаманам - Шаман, -
Потушил над ним солнца торшер.

И, не постигнув Коран,
Злой Шайтан матернул неба тьму.
И в ответ было слово "Баран!"
И О’Азис явился ему…

А там зелёная трава,
    Мака столько, прям дрова…
        Там съезжает прочь чалма -
                До четвёртого холма …

А за чалмою - стая крыш -
    Демонстрирует вам шиш.
        И в мешке зашил гашиш
                Хитрый дедушка Киш-Миш…

Итак, неверный Шайтан
Стал заложником бренных грехов…
И, основав ШмалиСтан, -
Сел халифом на веки веков…

И, свершивши Намаз,
Имам сквозь меня глядел вдаль,
И, закончив рассказ,
Он глыбокую вывел мораль:

"А ты не будь такой ишак!
    От Шариата - ни на шаг!
        Не нуждайся в корешах -
                Сам себе - визирь и шах!"

И мы глядим с имамом вдаль,
    Мы тверды, как будто сталь,
        Нас Шайтана злая шмаль -
                Не заманит в свой сераль…

Миновав пограничный бархан,
Мы скрестили баян и кальян -
Девять тактов Бюль-Бюля Оглы -
И верблюду снесут полбалды…

Наш "синтез" - круче всех "Ямах"…
    Он на авторских правах,
        Пашет даже на дровах!
                Сам попробуй - скажешь "Вах!!!"

Так выбрось, к лешему, грибы,
    Верни Рубику кубы -
        И увидишь то, что мы, -
                ШмалиСтанские холмы.

Там криворукий раввин с Кот'манду
Продаёт чудо-птиц Кака-Ду.
Поклюёшь три мешок какаИн -
Каждый птиц превратится в павлин!

На средине сидит Насреддин
Ему глюк подогнал Алладин.
И три врача, рукава засуча,
Трут, скрипя, лампу ибн-Ильича… ча-ча-ча…

А ШмалиСтанский косячок -
    Не поднимет и качок.
        А в солончак сунь свой "крючок" -
                Там есть воблы ништячок.

А на игле сидящий йог
    Говорит нам: "Пива - ЁК!!!
        Но забродивший есть урюк
                В трёх колодцах Учку-Дук"

Там три гуру от Дао хрипят,
Триста гурий над ними парят,
А вдали девять тысяч бурят -
В Европу колодец бурят…

Под дрезиной гарцует грузин,
А на дрезине - грузина кузин …
Тридцать джинов трубят в муэдзин.
И стоит Травяной Магазин…

Если ты ляжешь на правый бочок -
        тебе приснится травки пучок.
Если ты ляжешь на левый бочок -
        тебе приснится Синий Торчок!
А если ты ляжешь в помойный бочок -
        тебя под уздцы поведёт мужичок -
В больших сапогах, с ноготок мозжечок…
        Короче - свинтили тебя, старичок.

А имам, попинавши горбы,
Всех верблюдов отправил в гараж.
И, дунув третий кальянчик травы,
Он назвал это дело "Мираж…"


1993 Санкт-Петербург



МОЛИТВА


    Научи его молиться…
Он устал до крови биться,
Как израненная птица
        об иконное стекло…
Глаз хрусталь из Галилеи
Своим чистым взглядом зверя
В сеть его земных артерий -
        вместо крови влил вино.

Снова молитвы вопль
        не разбудит рассвета…
Он, познающий Соль,
        забыл Бога приметы.
И над его главой,
        над забытой планетой -
Шепчет Кто-то Чужой:
        "Ждите ответа…"

Научи его молиться…
Он дошёл до той границы,
Когда кровью окропится
        молчаливый Аналой.
Не найдя Христа по следу,
Он стоял под мёртвым небом,
Как не призванный к ответу,
        но назойливый изгой.

Научи, крадучи,
                орать до одури.
Обручи руки радугой,
                а чело - зорями…
Очерти воочию -
                лики узорами,
Чьи лучи в ночи -
                не узреть взорами!

Научи его молиться!
Третий глаз его гноится,
В нём сидит стальная спица,
        так похожая на рог…
Но и этот блеск вандала,
Не затмил его астрала.
И он видит то, как мало,
        зрит на Землю спящий Бог…

…Эха затихший звон…
        Алиллуя допета…
Глух Вседержащий Трон,
        как стена Назарета.
Вот тебе вслед плевок
        Вездесущего Света…
В спину короткий гудок -
        "Ждите Ответа…"


1993 Брюссель - Санкт-Петербург



МАДАМ (романс-шансон)


    Мадам, родились Вы не там,
Ошиблись и веком, и местом…
В круженье своём бестелесном -
        Светом небесным,
        С ликом асбестным -
        Вы сошли по горам.

Мадам, Вы взрастились не там,
А здесь, в красно-серье окрестном…
С тычиночным жаждущим жестом,
        Блеском скабрезным,
        В свитере тесном,
        Уподобясь герлам.

Мадам, Вы любили не там,
Не тех, не за то и не мнимо…
И сердце бывало ранимо -
        По'кобелимо,
        Страстью горимо,
        К воздыханья парам.

Мадам, Вы плодились не там,
И Ваши плешивые дети -
Паслись на статичной комете,
        Сотни столетий -
        Творчеств в клозете -
        Колотили в там-там…
        (по различным флэтам)

Мадам, Вы сгорели не там…
И урная Ваша кончина -
Всего лишь формальность почина,
        Словно картина
        Кисти кретина
        На тропе в Нотр-Дам…


1993 Санкт-Петербург



СЕРЫЙ ЗВЕРЬ


    Серый Зверь любит серый металл -
Из чернеющих, пламенных губ…
Но, хозяин его слишком туп,
        Он ещё не устал.

Он - господин… Он рядил его в шлем,
В белый панцирь, давящий хребет.
Он над ним возмечтал видеть свет,
        Не нашёл только клемм.

        Вечностью покалеченный,
Ищите ветра в теле его.
        С Комплексом Жизни обвенчанный,
Льющий в пламя клико…

Серый Зверь жаждет серую вошь,
Ту, кому по зубам мрамор стен…
Подаяние серных сирен -
        Это капсуля грош.

        Вечностью покалеченный…
Ищите ветра в теле его.
        На переправе не встреченный -
Это приемлет легко.

Серый Зверь упоительно сыт…
Жаль, не видит его господин -
Свет над панцирем - ультра-марин…
Да не буди… пусть он спит…

        Вечностью покалеченный…
Ищите ветра в Поле, в теле его.
        Меченый… меченый…
Млечный Путь - опять замело.


1993 Санкт-Петербург



АВТОНЕКРОЛОГИЯ


    Закопайте меня поглубже,
Чтобы корни не резали вены.
Скоро цепи смертей, разрушив,
Я откопаю бывшее тело.

И, вернувшись гостем из Бездны,
Я смеюсь над былым страданьем…
Эти кости - венец коллекции,
Где Создателя презрели созданья…

Кармы круг -
        размыкается в лук,
Семь сердец
        и четырнадцать рук -
Поднимают над Временем
        Единения Дух
                дыханья хулы,
        кто, как Каин - не кается,
                одолев
        вековой долг за треть…
Осторожно! Глаза закрываются.
        Далее – суб‘станция "Смерть".

Плотский, разовый разум брошен.
Каждый раз - жизнь рождает жажду.
Мысли мечутся роем в прошлом,
Семь смертей проживая дважды:

След удушья на графской шее,
Время мерно стирало прахом,
И, убийца в его постели, -
Прошептала в слезах: "Бедный Джако…"

Экспонат -
        для экранных баллад…
Впрочем, я -
        развязкою рад,
Предвкушая в падении -
        Уединения Ад,
                дарующий жар,
        где клинок накаляется,
                что б вернувшись в вертеп,
        Богу Реквием спеть…
Наконец-то… Глаза закрываются!
        Далее – суб ‘станция "Смерть"…

Ведьмы кости разбиты с размаха,
Их в пятнадцатом четвертанули,
И, палача возбудив на плахе,
Хохотала бедная Джули…

Мощь монаха - хранило пламя.
Он постиг Света Суть астралом,
И за эти, опасные знанья, -
На костре сатанел бедный Алан…

Крепки кисти певца Скандинавьи,
К двум коням их цепями вязали.
За оскорбленье Одина "швалью" -
Третий век рвал бедного Алри…

Жаждой петь -
        окаймляется Треть,
Где своей
        смертью - не умереть.
Пой, вздымая над Временем,
        Покорения плеть,
                плетущую плоть,
        что пред духом - склоняется,
                рассекая
        транс ‘странную сеть
Путь свободен! Глаза закрываются…
        Далее - суб ‘станция "Смерть"…

И, в петле шея знает вес тела…
Его мир поминает, целуясь,
Через двадцать веков ему спели -
На пяти языках "бедный Джудас…"

Эти рёбра - в браздах кинжала.
…Гладиатор не мажет дважды,
И нубиец, в поту кровавом,
Кромсал тело бедного Алджи…

Дале - тьма, но тот, последний, на воле,
Для кого шесть смертей рождались…
И, держа свой череп в ладонях,
Я с улыбкой скажу: "Бедный Алекс…"

…До и После?... но Это - карается…
        Да и сам "перевод на Земной" - слишком много огрех…
Имя Бога?.. глаза закрываются…
        … далее - суб ‘станция …


1993 Санкт-Петербург



ЧЁРНАЯ МЕССА


    Её глаза живут на крыше чёрной шляпы,
Когда он, улыбаясь, входит в дом…
И, свет в её зрачках, и нет в ней силы плакать,
От счастья, что он с ней… опять… вдвоём…

Под полями шляпы - чёрная ночь…
Всё прыжком объятий скинуто прочь.
        В эту ночь он с тобой -
        Будет самим - собой,
Если удержишься, и не попросишь "Спой…"

Когда погашен день - ведь вы уже не люди,
И ты взлетаешь в небо из оков…
И, руки, утомлённые от долгих звукоблудий,
В тебе отыщут тысячу ладов…

И кричит, и стонет чёрная ночь,
И теряет разум блудная дочь…
        Губы просят, молясь,
        Этот безумный вальс -
На раскалённом теле сыграть ещё раз…

…Её глаза живут на крыше чёрной шляпы,
Бросаясь в омут, в утренний туман…
Но он - не слышит зов заоблачного взгляда,
Стекольный плач забитых кем-то рам…

Чёрная шляпа, и под полями - ночь,
Чёрствый разум - гонит его прочь…
        Чьи-то глаза, их взгляд -
        Вечно за ним скользят…
И он умрёт оттого, что уж поздно назад.


1987 Москва – Петропавловск



СЕРЕНАДА ГЕФСИМАНСКОЙ ДОЛИНЫ


Я - ранний,
        на обитой Земле,
                обетованной воде,
                        бытовавшей в быту…
Я равен -
        развитой стреле,
                развитой звезде -
                        на беду.

Брошен шаром Мир
        в керамический рай.
Нарисуй свой пир -
        средь о‘птических стай.
В оперенье свеч -
        экзотический край,
Перочинный меч,
        секс‘фонический хай…

Посмотри
        изнутри меня,
                на кресты телеграфных столбов…
На пари -
        отвори меня,
                разграфи тело в план голгоф…

Я, Равви,
        с оскоплённым крылом,
                и с копытом-веслом -
                        я гребу по воде…
Я ранен,
        окольцован огнём,
                как ископаемый гном
                        в руде…

Птица Циклодол,
        с искажённым лицом,
Сядет за столом -
        прокажённым отцом.
Болью Аллилуйя -
        льёт в лампады винцо.
Молью по лицу -
        ползёт распада кольцо…

Посмотри
        изнутри меня,
                сквозь сетчатку закрытых век.
До зари -
        озари меня,
                брось свинчатку в отжатый Век.

Я вымаран в раме
        покаяния.
                Пока я - не я,
                        а нимбо-мания…
Я вырожден в Яме
        в День Карания,
                и в Коране я -
                        пария.

Вздёрнутый на рее
        арамейских морей,
Дёрном зла алея -
        я раввина добрей…
Битый, пью с карбидным соком
        с’маковый клей,
Сгорбившись над гробом,
        мне скорбит скоробей.

Посмотри
        изнутри меня -
                ты увидишь на людях шерсть…
На пари -
        отвори меня…
                код дверей моих - Шесть…шесть..шесть…

Мир моих арий - карий,
        ответ - для видящих Свет,
                бальзам для зрячих комет,
                        устремлённых во тьму…
Заревом бранной гари,
        грязи мазком герб правя,
                грезит мозгов гербарий,
                        в бреду…

Птица Циклодол,
        с неподкупным лицом,
Станет, много позже,
        Неба крупным Истцом.
То, что уже сказано,
        чревато виной,
Там, где уже связано, -
        расплатой двойной.

Посмотри
        изнутри меня,
                как безлика людская гладь…
Распруди,
        разбуди меня,
                распряди на утопшем прядь…


1993 Бергамо



ТРИУМФАЛЬНЫЙ ГИМН ЧЕЛОВЕЧЕСТВА


    Цивилизация Крэзов
Билась "две тыщи" годов -
Над совершенством протезов -
В помощь для мышц и мозгов.

Разум их пел сам - себе "Торжество",
Чуть не порвав себе рот.
Знание - сила и козырь его -
В кипе краплёных колод.

Дарвина дети дрейфуют в гробах,
Их не направят Иисус и Аллах,
Им не помогут - ни Рерих, ни Кант…
"Молекулярность" - надёжный гарант…

Левой! Смело!
        Это праздник ваш,
Земляная живность…
        Триум’фальный марш…
Потом, кровью -
        Создан апогей,
Равный поголовью
        Сереньких людей.

Кладезь инстинктов телесных,
Модернизация тли, -
Некоронованный деспот -
Мнит себя Солью Земли.

И физиология - вовсе не блажь,
А миссия нищей любви,
Чтоб наплодилось потомство на фарш -
Для удобренья Земли.

В жалости ложной по тем, кто ушёл, -
Зависть обрядится в плач, нагишом.
Кто знает "выше" - грешит анашой,
А, остальным - и во плоти хорошо.

"Хлеба! Мяса!
        И вина глоток!
Да на случке классно -
        Почесать лобок!
Зрелищ! Крови!
        Сытости и сна!
Да ещё - здоровья,
        Этак, лет до ста!.."

О, как вы торчите по Жизни,
И по телам по своим.
Ваш микро-мир в Макро-Призме -
Жизни наркоточный пир.

Ломки предсмертные корчат тела…
В жалком желании жить,
Свиньи не видят Звёзд Колокола,
Но, могут на ощупь любить…

Так дай им Корыто, поставь им Тавро,
Крест или Месяц - давно всё равно…
Дай им в "нирване" - валиться в дерьмо,
И вся земля запоёт "Хари Бо!!!"

Гомо-сапи…
        Земляная тварь -
Сотворила график -
        "Матерьяльный рай"…
Кода рода,
        Погибай во тьме…
Только для урода -
        Жизнь на сей Земле.


1993 Санкт-Петербург



ТЕАТР САНКТ-ПИТЕР 'БРУК


…Театр начинается с виселиц,
не потеряй номерка…
Юрий Наумов "Театр Станиславского"


    Варево мерного Времени
Пенится в венах Вселенной,
Жгучий Глагол - по перу -
В белую плоскость из мук…
Статуи пленного племени -
Любят любить убиенных.
И во главе на пиру,
Высится Санкт-Питер’Брук.

        Бесами… бесами мучим,
Фёдор Михалыч идёт по замёрзшей воде…
        Нервы Невы - разчленяет лишь случай,
пусть он потонет в другой, леденящей среде.

        Бесами… бесами мучим,
Александр Сергеич ложится на искристый снег…
        Это всего лишь - форма падучей,
форма свинцовой Любви, исцеляющей Век.

Оды распятых рапсодов -
Падают жемчугом в ноги,
Их покрывает, как саван,
Занавес Белых Ночей.
И, короли эпизодов,
Слыша сии монологи,
Дрожию потных суставов -
Тянутся к древкам бичей.

        Бесами… бесами мучим,
Гоголь на фоне Исакия - сходит с ума,
        И, подбоченясь пред ним, во лаптях и онучах,
Бьёт его Русь - костяною мозолью в глаза.

        Бесами… бесами мучим,
Призрак Ахматовой спит пред стеною Крестов.
        Так, помолитесь о ней, и над "сорною кучей",
Что порождает бессмертье истерзанных строф…

Сцены массовочных действий -
Рвутся в безумстве аншлага,
Кости помостные смердов -
Скрипят под ногами толпы.
Дабы, не жить в фарисействе,
В Круге Последнего Ада, -
Учат Изгои Премьеры:
"Ходить, не касаясь Земли…"

        Бесами… бесами мучим,
Осип под клетчатым небом затянет петлю.
        И, эпилога строка слишком тягуча,
Точно верёвка с вибрацией, равной нулю…

        Бесами… бесами мучим,
Дух Башлачёва выходит из рамы окна,
        И он бредёт над страной, что во дрёме дремучей, -
Жутко боится удара слепого Винта…

Мечутся акты без такта,
Ткут бутафорские слёзы.
Морсом на площади Марса -
Красные капли кропят…
Не дожидаясь антракта,
Без ограниченной дозы -
Вводит под вены Катарсис -
Знающих иглистый взгляд.

        Бесами… бесами мучим,
Голос Леды летит в ледовитую высь.
        И на Свечном, средь свечей, своим светом колючим -
Встретит уже не гиена, а Вольная Рысь…

        Бесами… бесами мучим,
БГ совсем позабыл, что забыл на Земле.
        Долгая смерть - для непонятых круче,
Верно, как то, что все стрелы встречают в седле…

Снова двуногая Фауна,
С непробиваемым взором,
Гладит клыками Любви
Разложившийся крик.
С удалью ленного Дауна,
Раненого террором,
Я, просыпаясь в крови,
Вижу Ликующий Лик.

Бесами… бесами мучим,
Я ожидаю, что вскоре замкнётся сей круг.
И, с высоты гомо-сапинской кучи, -
Голосом Камня хохочет Санкт-Питер’Брук…


1993 Санкт-Петербург